Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Корс

Ксения Ларина

Слушаю на Дожде показания комиссии Борщева и Зои Световой. Слушаю и не верю своим ушам. То есть Равозжаева сначала отдали на "обработку", пытали трое суток - держали в подвале в наручниках и цепях, не давали ни еды, ни воды, не выводили в туалет, угрожали, грозились убить и закопать, шантажировали семьей и детьми, в ит
оге сломленного и измученного привезли в Измайловский парк, погрозили в другую машину - уже к ментам и доставили в Лефортово, где его приняли готового к явке с повинной и даже записали его признание на видео.
Я все это пишу чтоб зафиксировать и еще раз перечитать, и постараться поверить что это происходит в наши дни, в реальности, а не в 37-м и не в криминальном боевике НТВ.
А вопрос у меня к уважаемому Михаилу Александровичу Федотову - вы где вообще?? Где ваш совет по защите гражданских прав??
Какая постыдная трусость кругом. До чего же вас довели, мужчины.

Из ФБ
Корс

Безотносительно к юбилею

Сходил в парикмахерскую. Занял денег и сходил. А моя яйцевидная голова демократических цирюлен не терпит, поскольку умная шибко. Поэтому за вполне ординарную стрижку пришлось отдать весьма неординарные деньги. До хрена, в общем, даже слишком. Но уже сил не было, совсем на бомжа похож стал. Надо было хоть от массажа и стрижки бровей отказаться, чего я постеснялся?

Зашёл ещё в "Перекресток", там тоже заплатил за всякую еду. Гляжу, мои сигареты подорожали. Ну, что хотят, то и делают. Хоть обратно на "Беломор" переходи, хоть и он недёшев. Что за времена.

Иду к дому смурной, сгорбился, считая в голове переплаченные чужие бабки. А навстречу мне задорный молодой коммунист: - Здравствуйте! - говорит весело. КПРФ целых две агитпалатки возле нашей "Красносельской" разбила. И стоят возле них юные ровесники революции, здороваются и листовки всем суют.

Увидев кислую мою физиономию, спрашивает меня комсомолец с энтузиазмом: - Всё ли вас устраивает в нашей стране? - И улыбается торжествующе так, революцьонно.

А у меня вдруг настроение поднялось мгновенно и как-то автоматически. Я чуть ли не крикнул: - Да! Всё отлично, молодой человек! Вот постригся в "Шантале" с ментоловым шампунем и массажем головы. И еды всякой купил. Сёмги, колбаски коньячной. А также заграничные сигареты камель с фильтром.

И улыбаюсь ему, как дурак. Совершенно непроизвольно, просто вспомнив советскую молодость. Он меня, наверно, за миллионера принял. И как-то сразу кисляк смандячил, вижу, теперь у него настроение испортилось. Он смотрит тоскливо так на меня и говорит: - Ну, счастья вам. - И, кажется, завидует.

Я говорю: - И вам, молодой человек, успеха, денег побольше и жену-красавицу! - И улыбаюсь во всю харю. И дальше пошёл, расправив плечи, с шикарной стрижкою. Поднял мне настроение паренёк, за что ему спасибо.

Конечно в нашей стране меня устраивает не всё, мягко говоря. Но только коммунисту я об этом нипочём не скажу, пускай он меня хоть в печку, как Лазо, суёт. А если и пожалуюсь, то другу-коммерсанту, у которого одолжился на парикмахерскую.

Поскольку он мне деньгами помогает, а не листовками. Листовки в магазинах и парикмахерских к оплате не принимают. А если и постригут задёшево из коммунистической солидарности, то так, что лучше уж и не бы стригли совсем.
mik

САМОРЯДОВ ЛУЦЫК

Насчёт юзерпика.
ksjuxa, дочура моя, права. В молодости мы с Миком как близнецы похожи были. И, забавно, что у меня точно такая же фотка есть. И причёска, и гитара, и рубашка. И, главное, улыбка. Ксюха мне этот юзерпик и сделала. Так что я когда гляжу на него, не отличаю, как в зеркале. Да и привык уже. С возрастом, мы правда, разошлись во внешности. У него такой бабки Василисы не было. А первым это заметил Лёша Саморядов. Он мне виниловую пластинку принёс с этой фоткой - это ты, говорит. Лёху, наверно, уже забыли все. А он был гений. Они с Петей Луцыком, тоже покойным уже, писали "Савой", "Лимита", "Гонгофер", "Дюба-Дюба", "Дети чугунных богов", "Окраину" вместе начинали, сценарий "Дикое поле". Мы с Лёшей и Петей вместе во ВГИК поступали. Я их и познакомил, поскольку первым познакомился с обоими по отдельности. И в одну комнату поселил. Пока Петя был на съёмках в Ташкенте, я Лёше всё время говорил с каким его замечательным человеком познакомлю, они обязательно сойдутся. И сошлись. А я так и не стал соавтором ни одного, хотя успешно начинали вместе с каждым. Стал таким просто элементом судьбы, как Катаев для Ильфа с Петровым. Потом я сразу на второй курс перевёлся, но мы дружили, как братья, вместе революцию в ВГИКе делали. Смешно вспоминать. Лёха нелепо погиб. Свалился с десятого этажа в "Жемчужине" в Сочи. С балкона на балкон перелезал, лихой оренбургский казак. А сам почти слепой был - минус девять. Только об этом мало кто знал. Похороны Лёхи отдельная история, как мы его в Оренбург везли. Достойная его сценариев. Петя был очень талантливым, а Лёша однозначно гений. Самое смешное, что после его смерти не осталось его произведений - один чудик в мусоропровод выкинул. И почти все его гениальные рассказы остались исключительно в моей голове. Я их по памяти Вере Туляковой рассказывал, она сборник составляла. Как вот сейчас вам. Так они и вошли в сборник в моём пересказе. Как-нибудь я расскажу истории из жизни Лёхи и похороны. Вот одна в стихе у меня описана. Неполностью, естественно, она длинная была и смешная. С выстрелами, погонями, иностранками и революциями. А тут только ностальгия и грусть.

Ресторан

Памяти Лёши Саморядова

Если ты хочешь, пойдем в ресторан
тот, где для нас ещё вход не закрыт,
будет столичная, будет икра,
музыка будет смеяться навзрыд,

будет витать никотиновый дым
и над столами рождать миражи,
лучше бы нам умереть молодым,
только, беда, как охота пожить.

Слезы из глаз – это от духоты,
от алкоголя, от сытной еды,
я запою и заплачу, а ты
будешь меня охранять от беды.

Вот приближается официант,
следом подходит милиционер,
дайте допить, я не пьян, нет, не пьян,
дайте допеть, я в душе – пионер.

Что нам с тобой вытрезвителя душ?
Мы в Ледовитом купались, в Оби,

жаль только наших заплёванных душ –
надо бы больше посуды побить.

Вы не подумайте – это не месть
самой несчастной и дивной из стран,
где нам хватает насиженных мест.
Если ты хочешь, пойдем в ресторан.

Прослушать песню.
mik

день Победы, моя семья

Бабка моя Василиса была матерью-героиней. Никогда не работала, только старостой в церкви служила. За копеечки и хлеба кусок - нищий был приход, да и война. Неграмотная притом. Говорила - одну букву Ф знаю. Подняла 10 детей. 7 моих дядьёв и одна тётка как один ушли на войну. И все вернулись. Живые. И даже не раненые. Соседи завидовали, некоторые злились и даже ненавидели - у них все погибли. Какому, говорили, ты богу молилась, Василиса? Пенсию ей положили аж 28 рублей. Рада была, некоторые и по 12 получали. Кто мне там ещё расскажет о счастливом социализме?

Маме

Моя бабка доила корову по имени Марта,
было десять детей, затевала нехитрый ремонт –
к пасхе печку белила, когда европейская карта
разрывалась по линии с грозным названием фронт.

Мать, девчонкой, мечтала наесться картошки отваренной
с чёрным хлебом, и с этой голодной мечтой
шла ногами опухшими в техникум хлебопекарный,
что за счастье считали в тот памятный сорок шестой.

Ну, а я не был с детства запуган войною и голодом,
были всякие беды, но хлеба хватало всегда,
я мечтал не о хлебе, беспечный воспитанник города,
молоко из бутылок, и из магазинов еда.

Моей дочери три, далека ещё школьная парта,
незнакома забота, даст Бог, не заденет беда,
только б знала и помнила, пусть не всегда, иногда,
как прабабка доила корову по имени Марта.